ПАВШИНО

Карта Военно-топографического депо. 1838 г.
Карта Военно-топографического депо. 1838 г.
Церковный комплекс. Слева - Богородицкая 1866г., справа - Никольская 1821г.  Фото: Лебедев А.Т. 1932г.
Церковный комплекс. Слева - Богородицкая 1866г., справа - Никольская 1821г. Фото: Лебедев А.Т. 1932г.
Никольская 1821г.  Фото: Лебедев А.Т. 1932г.
Никольская 1821г. Фото: Лебедев А.Т. 1932г.

Наиболее древним селом, вошедшим в состав нынешнего Красногор­ска, является Павшино. Хотя впервые оно упоминается лишь в середине XV в., его история насчитывает гораздо больше времени.

К сожалению, наши сведения о первых веках существования села весьма скудны. Самое раннее известие о нем относится к 1462 г., когда его название встречается в духовной грамоте великого московского князя Василия Темного в числе сел, передаваемых его вдове. В то время оно бы­ло центром государевой дворцовой вотчины, занимавшей территорию между рекой Москвой и речкой Банькой, то есть почти все те земли, ко­торые сегодня вошли в черту города Красногорска. Село возникло в са­мом центре речной поймы, на высоком прибрежном валу, который кру­тым обрывом спускался к основному руслу Москвы-реки. Река летом в жару настолько пересыхала, что местами была шириной 15 саженей (около 30 метров) а глубиной пол-аршина (35 см), но во время бурного разлива уровень воды поднимался порой на восемь метров, до кромки прибрежного вала. Нередки были обвалы и оползни, поэтому линия кре­стьянских домов, судя по плану XVIII века, располагалась несколько по­одаль от берега, около церкви Николая чудотворца. А позади крестьян­ских огородов тянулась болотистая низина, в которой петляла речка Во­рона.

 

Вряд ли можно было назвать удобным расположение села между бо­лотом и речным обрывом. Наиболее вероятно, что его основали проез­жие торговцы, которые с высокого берега могли на много верст вправо и влево контролировать путь по реке. Как указывал академик СБ. Веселовский, название села образовано от новгородской формы имени Павша (Павел). На этом основании можно предположить, что Павшино было основано выходцем из Новгорода.

 

В XVI в. были розданы в поместье служилым людям окраинные земли дворцового села, на которых позже образовались селения Воронки и Ивановское, Чернево и Губайлово. Территория нынешних Опалихи, Гореносова и Пенягина была пожалована Архангельскому собору в Кремле. В дальнейшем во дворцовом имении остались только село Павшино и де­ревня Гольево.

 

О событиях Смутного времени в начале XVII в., когда село находилось в числе царских вотчин, напоминает клад, обнаруженный в 1965 г. При подготовке к строительству нового здания в Павшине был найден глиняный кувшин, содержавший несколько сот серебряных «денег» с именами царей Федора Ивановича и Бориса Федоровича (Годунова), его сына Фе­дора Борисовича, который царствовал всего лишь месяц в 1605 г. и был свергнут Лжедмитрием I. Эта находка с достаточной точностью опреде­ляет дату, когда деньги были припрятаны царским приказчиком или слу­жителем церкви. В 1618 году, когда последовало новое вторжение поль­ской армии под руководством королевича Владислава, претендовавшего на русский престол, разведчики докладывали 20 сентября, что «Влади­слав расположился станом на павшинских и тушинских лугах». (Степа­нов М.П. Село Ильинское. Стр 16).

 

Царь Михаил Федорович Романов, раздавая опустевшие земли при­ближенным, не забыл и об интересах своей матери, «великой государы­ни инокини Марфы». Из дворцовых имений ей были пожалованы вместе с обширными землями подмосковные села Павшино, Хорошево, Щукино и Крылатское. В 1628 г. в селе Павшино упоминается деревянная церковь Николая Чудотворца. После смерти инокини Марфы в 1631 г. Павшино вместе с селами Щукином, Хорошевом и Крылатским вошло в состав вновь образованной Хорошевской конюшенной волости. По сведениям 1б4б г., в нем значились 11 крестьянских и 2 бобыльских двора, а также 12 дворов государевых «деловых» людей — это были царские конюхи, на­ходившиеся в привилегированном положении.

 

В 1652 г., когда церковь в селе обветшала, «по челобитью Московского уезда государева дворцового села Павшина деловых людей Никифорка Осипова с товарищи» была выдана благословенная грамота о возведении нового храма, однако по каким-то причинам строительство так и не бы­ло осуществлено.

 

В дальнейшем в конюшенных селах увеличивается число крестьян­ского населения, которое играло вспомогательную роль в содержании «государевых конюшен», обслуживание которых было возложено на штатных конюхов. Более подробные сведения о жизни села дошли до нас по описи 1701 г.: «Село Павшино, а в нем церковь Николая чудотворца деревянная. 4 двора церковных причетников, людей в них тож. У них детей и свойст­венников 4 человека. В селе ж 4б дворов крестьянских, людей в них тож. У них детей и братей и свойственников и захребетников 136 человек». Далее подробно исчисляются работы крестьян «на государя», их денеж­ные платежи и натуральные повинности: «Денежный доход со крестьян 8 Рублев и алтын. С оброчной статьи на обротчине (за пользование землей для себя- Авт.) 31 рубль с полтиною. Ямских и полоняничных 2 рубли 4 алтына 2 денги». Помимо этого они были обязаны поставлять «столовые запасы» — 16 баранов, 46 гусей. Крестьяне должны были обрабатывать 26 десятин «государевой десятинной пашни» и засеивать ее рожью и овсом. Для стоявших на павшинской конюшне 80 с лишним царских лошадей они обязаны были с «выти» (единицы налогообложения в 7 — 8 работо­способных мужчин) поставлять 18 копен мерного сена, «на покупку кон­ских кормов по 10 денег з двора», три с половиной сажени дров. Кроме этого, с каждой выти на московские конюшни необходимо было отво­зить по 5 возов ржаной соломы на подстилку лошадям. Но и этим повин­ности не исчерпывались — с каждой выти приходилось поставлять «по четверику цвету сворбориного» (шиповника), а также «новонакладные запасы» — 34 метлы, четверть шишек осокоринных (разновидность топо­ля), «12 возов верб, веток тож, 5 деревьев вербы ж... На павшинской ко­нюшне в год: 4 жеребца стоялых, 6 меринов новочистых. В зиму 44 кобыл болших, 16 жеребчиков, 13 кобылок малолетних и сусунков. Всего 86 ло­шадей. Кормов им дано: 299 чети с осминою овса; 263 копны бес трех ко­пен мерных сена; на подстилку 468 возов соломы ржаной». А стадные ко­нюхи были приписаны не к Павшину, а к селу Хорошеву.

 

Формально оброк и повинности поровну собирались с каждого тягла (выти), в котором числились по 8 работоспособных мужчин. Дополнительные повинности нарастали с каждым годом. Когда строился из кир­пича конный завод в Хорошеве, павшинские крестьяне добывали для его фундаментов белый камень около деревни Татарово, по очереди работа­ли подручными на устроенном в Хорошеве кирпичном заводе. Наконец, крестьяне решились на протест. В апреле 1761 г. от их имени сельские старосты села Хорошева и села Павшина предъявили в конюшенную контору челобитную, в которой подробно, день за днем, перечислили все крестьянские работы. Они жаловались, что «от великих и неспособных казенных работ... пришли в крайнее убожество и великое несостояние, а многие крестьяне и совсем без лошади остались, отчего де некоторые крестьяне питаются уже мирским подаянием и лишились (средств для уп­латы — Авт.) казенных податей».

 

Как следствие этого, в 1765 г. был подготовлен указ о переводе кресть­ян конюшенной волости на трехрублевый оброк, в зачет которого они должны были выполнять государственные работы и поставки по твердо установленным ценам. Однако конюшенная канцелярия отказала, посчи­тав, что общая сумма оброка 3225 руб. не покроет расходы по содержа­нию конного завода, составлявшие 4207 руб. в год. В 1782 г. в документах снова отмечается неповиновение павшинских крестьян.

К началу XIX в. характер здешнего хозяйства меняется коренным об­разом. Развитие товарно-денежных отношений привело к тому, что на первое место выходит занятие земледелием: пойменные земли давали неплохой урожай, а близость к Москве создавала благоприятные условия для торговли продуктами крестьянского хозяйства и занятий извозом. Отдельные крестьяне, расплатившись деньгами вперед, получали годич­ные паспорта на проживание в городе, где могли обучиться ремеслу и да­же основать собственное предприятие. Так, крестьянин Кабанов в 1764 г. стал владельцем гончарного заведения в Москве и подал прошение о пе­реводе его из крестьян в купеческое сословие. Сельское общество дало согласие на выход, но при условии, что он до очередной ревизии будет по-прежнему платить вместе с односельчанами подушную подать, а так­же выкупит дорогостоящую рекрутскую квитанцию на освобождение от воинской службы. Из среды павшинских крестьян выделяются и другие богатые люди; трое из них — Василий Герасимов, Прокофий и Пахом Ивановы — выкупились на свободу и стали купцами к 1783 г., еще двое — в 1803 и 1811 гг.

К этому времени Павшино становится большим селом: в 1800 г. в нем насчитывались 80 дворов и 492 жителя обоего пола. «Экономические примечания» этого времени сообщают: «Крестьяне на пашне (то есть от­бывают барщину — Авт.). Промысел имеют разный. Живут посредствен­но. Женщины упражняются в домашнем рукоделии».

Отечественная война 1812 г. хотя и затронула Павшино стороной (ос­новные силы французской армии прошли по Смоленской дороге), все же нанесла серьезный урон. Большинство крестьян покинуло село, а в отсут­ствие хозяев французские фуражиры сожгли 32 избы из 84, один кресть­янин был убит неприятелем. Пропали и сбережения, припрятанные свя­щенником: «укладка и сундук, зарытые в землю при доме, вырыто непри­ятелем и унесено». Был также разграблен «магазейн» — запасной склад зерна для крестьянского общества. В оставленных крестьянами домах было уничтожено домашнее имущество, иконы, деревянная и оловянная посуда, а также хлеб, солома и сено на общую сумму 28 тыс. рублей. У жи­телей пропали 11 лошадей, 10 коров, 152 овцы. В составленной после французского нашествия ведомости отмечалось: «Лошадей осталось 82, коров 35, овец 20. Во всем селении корму ничего нет. В пропитании себе испытывают крайнюю нужду. Многие кормятся мирским подаянием в от­даленных селениях». По сведениям ревизских сказок, в 1812 г. в селе умерли 11, в 1913 г. — 16 ревизских душ (ЦИАМ. Ф. 203, оп. 747, е.х. 124). Что касается местного храма, документ также зафиксировал нанесенный ему ущерб: «двери, замки и оконницы разломаны, престолы, одежды, ри­зы и на образах четырех венцы с окладами серебряные разграблены, иконостасы изломаны». Но не поздоровилось и противнику. После ухода врага на павшинской земле были собраны и захоронены 32 неприятель­ских трупа.

Тем не менее, Павшино довольно быстро залечило нанесенные раны. Дворцовое ведомство предоставило возможность крестьянам бесплатно заготовлять строевой лес в казенных рощах, разрешив срубить по 25 «корней» на каждый дом. К 1816 г. все дома села были восстановлены. Привели в порядок, обшили тесом и покрасили деревянную двухъярус­ную церковь, внешний вид которой описан в ведомости 1821 г.: «Крест деревянный обит жестью. Глава покрыта деревянной чешуею, покрашен­ною зеленой краской. Осмерик и четверик, олтарь и трапезная покрыты тесом покрашенным. Вход и кругом обита тесом покрашенным».

 

Судя по описи, было восстановлено и богатое внутреннее убранство. Но уже в 1817 г. начали строительство нового каменного храма во имя Николая чудотворца с приделом Ильи пророка. Крестьяне задумали по­ставить огромный храм, под стать городскому собору. Начало было поло­жено с трехъярусной каменной колокольни, которая была закончена и вступила в действие к 1821 году, ее описание содержится в приведенной выше описи: «При оной церкви колокольня каменная. На ней крест ось-миконечный, обит жестью белой и позлащен. Глава обита белым желе­зом. Кумпол и фронтоны покрыты железом покрашенным. Три пола и пять лестниц. На оной колокольне колокола: 1-й — 102 пуда и 10 фунтов; 2-й — 45 пудов; 3-й — 20 пудов; 4-й — 10 пудов; 5-й — 4 пуда; 6-й — один пуд; 7-й — 30 фунтов» (ЦИАМ. Ф. 203, оп. 744, ух 1663). Новый храм был построен в конце 1821 г. и освящен в 1823 г. В Москве, в Казанской церк­ви в Сущеве был приобретен шестиярусный иконостас с резными «цар­скими воротами» (по другим сведениям — в церкви Зачатейского монас­тыря). Павшинская церковь после вступления в строй стала самой пред­ставительной в церковном округе, в который входили такие известные села, как Хорошево, Братцево, Спас-Тушино, Троицкое-Лыково, Покров-ское-Стрешнево, Ховрино и другие. Позже священником в новой церкви стал Павел Матвеевич Перлов, окончивший Московскую духовную семи­нарию, где обучался наукам «богословским, философским, физико-мате­матическим, языкам латинскому, греческому, немецкому и еврейскому». В 1840-х — 1850-х годах он являлся местным благочинным. В составленной им клировой ведомос­ти 1849 г. содержатся довольно подробные сведения о церкви в селе Павшино:

«Построена в 1821 г. тщанием прихожан. Зданием каменна, с такою же колоколь­нею, крепка. Престо­лов в ней два: в насто­ящем холодном [по­мещении] во имя Свя­того чудотворца Ни­колая, в приделе теплом во имя Святого Пророка Ильи. Утвари достаточно. Дома — у священника казенный, у дьячка и пономаря собст­венные, деревянные. Зданий, принадлежащих к сей церкви, нет... На со­держание священно- и церковнослужителей постоянного окладу не по­ложено, содержатся их средствами» (Там же, е.х. 2326).

 

В приходе храма числились в селе Павшине 54 крестьянских двора с 276 душами мужского и 348 женского пола, состоявшие в ведомстве Госу­дарственной конторы Хорошевской конюшенной волости, а также в де­ревне Гольево в 18 дворах 100 душ мужского и 114 женского пола. Кроме того, из ведомства Государственной коллегии в деревне Пенягино были приписаны 15 дворов с 59 душами мужского и 58 женского пола; в дерев­не Мякинино, принадлежавшей графу Бутурлину — 22 крестьянских двоpa с 90 душами мужского и 110 женского пола, а всего в приходе числи­лось 637 человек.

 

В фондах музея Красногорского механического завода сохранилась уникальная фотография этого храма — величественного белоснежного здания с классическими порталами и устремленной вверх изящной ко­локольней, снятая не позже 1860-х гг., до постройки рядом с ним второй церкви.

Важным подспорьем для павшинских крестьян стало то, что большая Воскресенская (Волоколамская) дорога сменила свое направление. Она прошла по маршруту нынешнего Волоколамского шоссе, в версте к севе­ру от Павшина. Некоторые разбогатевшие крестьяне поставили свои до­ма на этой дороге, образовав Новую слободку (ныне улица Почтовая). Дорога и слободка показаны на топографической карте середины XIX в., съемки для которой проводились в 1833-1839 гг. Прирост населения и богатства послужил поводом для строительства еще одного храма. В 1866-1873 гг. рядом с Никольским храмом сооружается каменная церковь во имя Боголюбской иконы Божьей матери с приделами пророка Ильи и великомученика Георгия. Новый храм, меньший по размерам и упрощен­ный по архитектурному облику, стал использоваться впоследствии как зимняя церковь, а в

Никольской церкви служба проводилась в летнее время.

 

В 1854 г. в Павшине появилось первое промышленное предприятие. Им стало бумаготкацкое заведение с 20 ручными станками, основанное приезжим крестьянином А. Териховым. В 1872 г. фабрика названа платочно-набивной и принадлежала Пелагее Алексеевне Териховой. Затем к 1880 г. малоприбыльное ткацкое производство было вытеснено красильно-отбельным делом. К этому времени фабрика имела более 60 наемных работников, из кото­рых половину состав­ляли жители Павшина. Из ее подробного описания земским врачом профессором Ф.Ф. Эрисманом выяс­няется, что она была расположена на бере­гу речки Баньки, в де­ревянном здании, имевшем множество

пристроек, которые от постоянной сыроетем, чтобы обеспечить каждой из 309 ревизских душ крестьян положен­ные 3 десятины, Дворцовому ведомству пришлось передать крестьянам еще 423 десятины «запасной» земли, часть которой пришлось выделить в отдаленных местах, в частности около села Ромашкова. Ежегодные вы­купные платежи за каждый надел (с рассрочкой на 49 лет) были оценены в 3 рубля 84 копейки, что, к слову, было вдвое меньше по сравнению с губайловскими

крестьянами. Поэтому крестьяне, использовав сбережения, расплатились с Дворцовым ведомством досрочно и к 1877 г. стали пол­ными собственниками своей земли (ЦИАМ. Ф 66, оп 3, е.х. 2223).

В 1860-х гг. проведена реконструкция Волоколамской дороги в свя­зи с тем, что от села Павшино было проложено Ильинское шоссе в усадьбу, приобретенную императорской семьей. Этим случаем постара­лось воспользоваться и Московское губернское земство, открывшее в Павшине в 1874 г. земскую школу, названную Мариинской в честь по­молвки дочери царя. В первые годы после ее открытия здесь училось 80 учеников. Для школы построили собственное здание с тремя комната­ми. При ней была устроена библиотека из 40 книг, из наглядных посо­бий имелись несколько картин. В 1892-1893 учебном году при инспек­ционной проверке был отмечен низкий уровень знаний учащихся в средней группе по истории Нового завета:«...Таинств по порядку никто не мог перечислить. Значения слов «Иисус», «Христос», «Предтеча» ни­кто объяснить не мог. О Пилате, Иосифе, Никодиме ученикам как бы в первый раз пришлось услышать на экзамене». Несмотря на довольно низкий уровень преподавания, школа все же выполняла образователь­ные функции — к 1899 г. уровень грамотности составил в Павшине 58% у мужчин и 20% у женщин. К 1907 г. в школе учились 130 детей из Павшина, Гольева и Пенягина.

 

К началу XX в. меняется и демографическая обстановка в селе. По све­дениям 1898 г., в Павшино в 159 наличных семьях проживали 437 муж­чин и 494 женщины. 13 семей числились отсутствующими. Но при этом были записаны и посторонние — 56 мужчин и 31 женщина. В селе име­лось 177 изб, а средняя жилая площадь каждой составляла 55 кв. аршин, или 27,5 кв. м. Основным занятием крестьян продолжало оставаться сель­ское хозяйство, но при этом все большую долю занимали промыслы, ко­торыми были заняты в 157 семьях: среди женщин преобладали вязальщи­цы, среди мужчин красильщики и ткачи, ломовые извозчики, перевозив­шие песок и гравий на московские стройки, чернорабочие. Кроме этого, в селе числились 11 торговых заведений и 3 производства, в том числе красильная фабрика, которая после П.А. Териховой перешла во владение купца Андреева. В 1911 г. отмечена небольшая фабрика по изготовлению цветов из фарфора. Местные богачи вели торговлю сплавным лесом.

 

В 1901 г. около села прошла Московско-Виндавская железная дорога (теперь Рижское направление Московской железной дороги) и был уст­роен разъезд, который в следующем году преобразован в железнодорож­ную станцию Павшино. Появилась и местная административная власть: в селе числится квартира полицейского урядника.

 

После установления советской власти село вошло во вновь образо­ванную Ульяновскую волость Московского уезда, а в конце 1921 г. стано­вится центром вновь образованной Павшинской волости, в состав кото­рой вошло более 30 населенных пунктов, в том числе семь фабрично-за­водских предприятий. Ее население составило 15737 человек, а непо­средственно в Павшине числилось 815 мужчин и 896 женщин. Первым председателем Павшинского волисполкома был избран М.А. Чапыгин. Выходец из местной крестьянской семьи, он еще в 1905 г. подвергался аресту за участие в революционном движении, был на фронте в годы Первой мировой войны, избирался в совет солдатских депутатов и вер­нулся в родное село членом партии большевиков. До 1929 г. Павшино но­сило статус поселка городского типа. Здесь находились волостной и по­селковый советы, школа, дом ребенка.

 

К июню 1919 года относятся сведения о возникновении в селе Павши­не первой в Красногорском районе сельской комсомольской организа­ции, заседания которой проходили в местной школе: «Существовавший здесь культурно-просветительный кружок постановил принять платфор­му Коммунистического Союза Молодежи. Вступивших членов 30 человек, среди них рабочие, конторщики, учащиеся и красноармейцы. Налажена связь с губернским комитетом», сообщала заметка в газете «Беднота».

 

В первые годы советской власти развивается и кооперативное кресть­янское движение. Кредитная кооперация, сложившаяся еще в 1912 г., воз­родилась в годы НЭПа и охватила несколько сот крестьян из Павшина и окрестных селений. Жители Павшина, имевшие лошадей, объединяются в объединение по добыче и вывозке камня. В 1931 г. в нем участвовали более 500 крестьян из 23 деревень. Позже оно носило название «Павшге-олнеруд», а на его основе к 1939 г. складывается поселок «Мосгорнеруд».

Павшинская начальная школа стала первой на территории нашего района школой второй ступени: в 1926 году она приняла пятый класс и в последующие два года выросла в школу-семилетку. В ее старших классах учились дети из Губайлова, Пенягина, Ангелова, Сабурова, Марьина и Путилкова.

Новой чертой жизни в селе явилось развитие дачного промысла. По сведениям 1928 г., дачники селились в 75 крестьянских домах, которые сдавались по 200-300 рублей за сезон. Имелись свое почтовое отделение, телефон-автомат, аптека, кооперативный магазин. Около волисполкома находились изба-читальня и передвижная библиотека. Особенно ожива­ла железнодорожная станция Павшино летом — приезжало много экс­курсантов в музей Архангельское, и на станции можно было нанять ло­шадей до усадьбы за плату 1 рубль с человека. По соседству с Павшином возникают новые поселки. Около железной дороги, близ нынешней платформы Красногорская, сложился поселок «Мосвоенторг» с 470 жите­лями, на Москве-реке — поселок конного санатория, на бывшей пустоши Рословка — дачный поселок Московского треста хлебопекарной промы­шленности.

 

В годы коллективизации в Павшине создан колхоз «Новые всходы», объединивший около 250 хозяйств. Он получил овощеводческое направ­ление. Создается парниковое хозяйство, дававшее высокий урожай огур­цов. На пойменных землях стали выращивать капусту. В местной район­ной газете высоко оценивались успехи и самоотверженный труд колхоз­ников: «В прошлом году огурцы поспели раньше всех в районе. Капусту для Москвы рубили даже ночью».

 

В Красногорском городском архиве сохранилась справка о состоянии колхоза на 1 января 1933 г.: «Количество хозяйств [объединенных в кол­хоз] на 1 января 1933 г. в Павшине 260, едоков [в них] 1200, совершенно­летних 601. Работают на стороне 255, в колхозе 346, земли 223 гектаров. Инвентаря — трактор 1, плуг к нему 1, плугов конных 67, борон 45, коси­лок и жнеек конных 3, молотилка конная 1, веялка 1, сортировка 1, пол­ков 53. Лошадей 53, коров 20, телят 12, свиней 8, поросят 22. Организова­ны 3 полевых, огородная, парниковая и животноводческая бригады — всего 6 бригад, мужчин 52, женщин 88. Председатель правления Раков».

 

Колхоз «Новые всходы» постоянно отмечался в числе передовых. На первой Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 г. были пред­ставлены картофель «Эпикур», выращенный бригадой И.Г. Захарова, мо-лочно-товарная ферма колхоза, которая получила надои 2386 л молока на корову местной породы и дала колхозу в год более 30 тыс. рублей дохода.

 

Рядом с селом в 1932 г. вступил в строй завод железобетонных конст­рукций «Стандарт-бетон». Около этого времени возник военный городок, где дислоцировались прожекторный полк и зенитные батареи артилле­рийского полка, с 1938 г. - 251 зенитный артиллерийский полк.

 

В период борьбы с религией была закрыта летняя церковь Николая Чудотворца. По инициативе районной организации общества «Осоавиа-хим» было предложено использовать для устройства парашютной вышки ее колокольню, «бездействующую большую часть года». 27 апреля 1936 г. президиум Московского областного исполнительного комитета принял решение: «Разрешить Красногорскому райисполкому летнюю церковь в селе Павшино закрыть, а здание использовать в указанных целях. Настоящее постановление объявить группе верующих, разъяснив порядок об­жалования в двухнедельный срок в президиум ВЦИКа РСФСР через Мос­ковский областной исполнительный комитет. Предложить Красногор­скому районному исполнительному комитету не производить ликвида­ции церкви впредь до получения особого извещения от Московского об­ластного исполнительного комитета о вступлении в силу настоящего по­становления». Но парашютная вышка действовала недолго. Впоследст­вии помещение церкви использовали под цех райпромкомбината, заво­да «Авангард». Расположенный по соседству храм во имя Боголюбской иконы Богоматери закрыт не был и службы в нем продолжались все годы советской власти, но он до сего времени числится в приходе Никольской церкви. Его настоятелем с 1942 г. по 1960-е гг. был отец Николай Алексан­дрович Воронцов, ранее служивший в 1913-1938 годах в Успенской церк­ви села Чернево.

 

В послевоенные годы павшинский колхоз включил в свой состав ряд соседних сельскохозяйственных предприятий, а затем объединился с ук­рупненным колхозом села Спас и принял название «Завет Ильича».

 

В 1962 г. Павшино вошло в состав города Красногорска. Но еще более десяти лет в селе находилась центральная усадьба колхоза, который объ­единял крестьян из 13 селений. В дальнейшем молочно-товарное произ­водство сместилось в Гольево, куда было переведено и правление колхо­за, который после преобразования получил название ОАО «Красного-рье». Что же касается села, оно в связи с началом интенсивной застройки на территории Павшинской поймы оказалось в центре событий и пере­стало быть отдаленной городской окраиной.